Авторский сайт Валентин Соломенчук
Новости Автор Книги Читать Фото Каталог Магазин
Мисс крутая девчонка Полосатики Школа привидений Танака
Валентин Соломенчук Полосатики

Глава 1. Черная полоса в жизни

Безумный грохот, несущийся от металлического дачного забора, по которому явно колотили ногами, заставил Игоря выпрыгнуть из только что начатого сна. Сна, где он видел себя с диковинной винтовкой в руках, а рядом паслись антилопы гну, за которыми внимательно следил прайд горделивых львов. В первое мгновение, когда отрылись глаза, ему показалось, что сон продолжается, так как по потолку метались красные и синие пятна света, напоминая школьную дискотеку десятилетней давности, где он лихо жался с одноклассницей. Но неприятный голос соседа по дачному участку, который визгливо требовал открыть калитку, грозя разнообразными земными и небесными карами, вернул Игоря на грешную землю.
Наскоро натянув серые спортивные брюки, Игорь торопливо вышел на крыльцо дачи, которую удалось за приемлемую цену арендовать в это лето.
Белая ночь позволяла не включать электрический свет, но восходящая луна, которая ещё скрывалась за густыми елями, создавала на дачном дворе густую темно-синюю тень, в которой появление Игоря на свет божий осталось незамеченным суетящимися за воротами людьми.
Как было понятно по крутящейся милицейской мигалке, выглядывавшейся из-за глухого забора, это обмундированные чины с пистолетами настойчиво пинали ворота служивыми сапогами. Добавлял шума противный сосед, который упорно толкал закрытую калитку ногой. В итоге шум стоял адовый, и как думалось, что всё садоводство сейчас с интересом следит за скандалом, который неожиданно украсил для горожан традиционный дачный пикник.
Растерянно Игорь огляделся вокруг, не торопясь к воротам, так как не чувствовал за собой каких-либо прегрешений, за которые в такую неурочную пору могли пожаловать в гости государевы слуги.
Народ на дачах ещё только готовился отойти ко сну, так как двенадцать часов ночи в субботу — это просто поздний вечерок в тёплые июньские выходные. Недалеко играла музыка, а по веселым крикам мальчиков и девочек чувствовалось, что молодежь оттягивается на природе без родителей. В довершение картины приятного летнего отдыха со всех сторон отчаянно пахло шашлыками, которые стали для питерцев визитной карточкой.
Игорь машинально почесал рукой между ног, как истинный мужик, если грубо не говорить. Хотя мужик — это слишком пафосно, так как до тридцати лет Игорю оставалось еще полгода. Да и потом, если смотреть в корень, мужик — это семья и дети, а Игорь к тридцатнику так и не обзавелся семейным очагом. И даже летнюю дачу снимал чужую, благо его небольшой бизнес помогал быть вполне независимым и относительно состоятельным человеком.
Читатель сейчас может подумать, что опять будет описание традиционной истории в наше беспокойное время, когда полиция охотится за черным налом, а бизнесмен пытается отвертеться от смотрящих за районом. Но у Игоря на банковском счету не было миллионов, личный бизнес влачил чахленькое существование, не привлекая местных бандитов и участкового, а налоговый инспектор с нескрываемой скукой принимал годовой баланс. В общем, как ныне постановили жадные и голодные чиновники в Москве, Игорь относился к «самозанятым», которые должны не только самостоятельно добывать средства для личного существования, но и отстегивать на молочишко детишкам государственных миллионеров.
Недоумевая, а за что ему такая честь пожаловала в гости, Игорь крикнул:
— Иду, иду. Кончайте ломать ворота.
— Открывай сосед. Это по твою нечестивую душу инспектор пожаловал,— в ответ послышался визгливый голос надоедливого старикана с соседнего участка.— Доигрался бродяга.
В ворота перестали стучать.
В шлепанцах и видавшей виды майке, которая была заправлена в давно не стираные штаны, Игорь подошел к калитке, сделанной из стального строительного настила высотой в два метра. Бездумно, так как еще не отошел ото сна, он отодвинул щеколду и вышел на дачную дорожку, засыпанную крупным гравием. Недовольно поморщился, наступив на крупный камень, так как весьма неприятно, когда на тебе разношенные пластмассовые шлёпанцы на много размеров больше.
— Что морщишься?— немедленно прокомментировал сосед.— Полицию не любишь? Это тебе не темными делишками заниматься!
Сосед был въедливый и настырный, сующих свой нос во все дела и делишки. Регулярно Игорь словесно сцеплялся с ним, когда их пути-дорожки пересекались. А это было слишком часто, так как их дачные участки площадью по шесть соток отделял лишь чисто символический заборчик из стальной сетки высотой в полметра. Соответственно, вся летняя жизнь соседей была на виду, даже чихнуть было нельзя, чтобы не услышали в другом ветхом домике. А когда кто-то копался на немногочисленных грядках, засаженных традиционными овощами, то были видны самые мелкие детали одежды, царапины на руках и суточная щетина.
Изредка Игорь приезжал отдохнуть на дачу со своей девушкой, которая ему симпатизировала, но каких-либо долгосрочных взаимоотношений как-то не получалось установить. Так в эти дни, когда девчонка выходила в купальнике позагорать или повозиться с грядками, сосед обязательно уходил в дом: прилипал надолго к окну и зыркал глазами из-за занавески, рассматривая женские прелести. Претензий к появлению женщины в гостях у неженатого мужчины, конечно, он прямо не высказывал, но обязательно обсасывал все детали с соседями по дачной дорожке, долго-долго кучкуясь вдвоём или втроём. Как правило, через третьи или четвертые руки Игорю сообщали скабрезные подробности сплетен, причем такие, что хотелось идти и бить морду наглецу.
— Кончай базарить Иван Кузьмич,— произнес обмундированный с погонами старшего лейтенанта, стоявший у ворот, в которые он только что бил служебным сапогом.
Сосед немедленно заткнулся, передвинулся за спину полицейского и откуда принялся ехидно рассматривать растерянного Игоря.
— Инспектор Сидорчук,— веско произнес полицейский, обращаясь уже к Игорю.— Поступило заявление, что вы устроили аварию и скрылись с места происшествия. Попрошу предъявить ваши документы.
Честно говоря, мы пишем «Сидорчук», но как правильно зовут этого инспектора мы не знаем. Служивые на автодорогах так наловчились невнятно представляться, что понять и запомнить фамилию остановившего вас чина весьма и весьма проблематично. Нужно переспросить или позвонить в дежурную часть, чтобы быть уверенным в том, что вы сможете в дальнейшем правильно на него сослаться при разбирательстве произошедшего. А протоколы по административным нарушениям, как всем известно, пишут помощники-водители в невеликих чинах, например, сержант Иванов.
— А в чем дело, инспектор?— наивно спросил Игорь, не чувствуя за собой никакой вины.
— Ваша машина поцарапала заднее крыло «Ситроена». Вы не остановились для оформления ДТП. И, как я понимаю, не зафиксировали произошедшее,— инспектор, явно, издевался над несчастным водителем, чтобы выбить его из душевного равновесия.
Игорь посмотрел на свою «Семерку», которая мирно приткнулась почти к самой канаве, ограждающей садовые участки от дороги, влажно поблескивая темно-красной краской кузова, чуть-чуть припорошенная незаметным слоем дорожной пыли, которая всегда есть на трассе даже в сухую погоду. Выезжая из города, Игорь помыл её на автомойке, чтобы утром в понедельник ехать к серьёзному заказчику, где намеривался получить вполне вкусный заказ, который должен был обеспечить спокойный бизнес до самого Нового года. В ярком свете полной луны каких-либо вмятин на её корпусе автомашины не наблюдалось, так как в ДТП она за последние три года не попадала.
— Документы, принесли!— жесткими интонациями в голосе прервал инспектор размышления Игоря, не спрашивая, а приказывая.
«Грамотность» инспекторов ГИББД, а ранее ГАИ, всегда зашкаливает. Они не только косноязычны, оперируя лишь номерами статей законов, но и считают, что отмеченный служивым вниманием человек должен с полслова понимать все словесные построения чиновника при исполнении. Использование глагола «принесли» в данном контексте, это не просто удивительно по смыслу, но неожиданно отсылает нас в лихие годы Гражданской войны после революции 1917 года, когда любой вооружённый человек самолично решал проблему жизни и смерти. Как признавался один молоденький сержантик на посту ГИББД, когда автор пытался с ним поговорить на отвлеченную тему: «Не грамотные мы». После таких слов выпадаешь в осадок, не зная, смеяться в таких случаях или падать. Правда, следует заметить, что пожилые инспектора, которые дослужились до капитанских погон, вполне могут красиво и грамотно поговорить, в отличие от молодых и ретивых. Но тут всё просто, так как седой житейский опыт подсказывает, что мягкое обращение с водителями приносит больше выгоды, нежели жесткое и грубое давление, которым грешат почти все новоиспеченные работнички полосатой палки.
Подчиняясь недвусмысленному приказанию, Игорь на деревянных ногах сходил в дом, вытащил из пиджака портмоне с документами, вернулся обратно на дорогу и передал всё в руки инспектора.
— Пройдите в машину для составления протокола,— потребовал инспектор, когда небрежно просмотрел водительские права и свидетельство на автомашину.
Игнорируя Игоря, высокомерно считая, что водила теперь держится на невидимом канате подчинения, инспектор неторопливо подошел к серебристой «Девятке» с красно-голубой мигалкой на крыше. Отдав документы сержанту, который сидел за рулем, офицерский чин отошел в сторону, не обращая внимания на полураздетого Игоря. К служивому тут же бочком просеменил сосед Игоря по даче, и они завели разговор в полголоса.
Приводить диалог Игоря с сержантом в служебной «Девятке» нет никакого смысла. Всё действо, как знакомо большинству водителей, сводится к моральному давлению обмундированного чина на бедолагу, попавшего в лапы государевой службы, чтобы деморализованный внезапным обвинением человек самолично сделал явку с повинной. Как правило, каких-либо вещественных доказательств нет, в том числе видео и фото, отсюда, как ясно понимается всеми чинами силовых служб, требуется признание человека в совершении нарушения. Кропотливо собирать вещественные улики и искать свидетелей — напряжно, поэтому лучше всего выжать признание, как это делали в Средние века с пойманными ведьмами, которых оговаривали психически ненормальные обыватели.
В общем, язык мой — враг мой!
Когда полицейская «Девятка» задним ходом лихо выехала с дачной дорожки и скрылась за домами, Игорь поднес к глазам протокол об административном наказании. В свете уличного фонаря понять, что там написано через копирку корявым почерком, было невозможно. Свидетелей происшедшего вокруг уже не наблюдалось, хотя пять минут назад соседи клубились, как будто на рок-концерте, где главным солистом выступал лейтенант ДПС, а Игорь занимался подтанцовкой. Как известно, человек крепок задним умом. Вот и Игорь, когда спал ажиотаж вокруг разбирательства подробностей ДТП и составления протокола, начал спокойно анализировать произошедшее. И тут в пору нужно схватиться за голову, так как подобных глупостей на дороге он давно не делал, а его последний крупный прокол был много-много лет назад, когда гаец на посту скрутил оба вентиля на велосипеде, якобы, за езду по военной кольцевухе в районе посёлка Первомайское на Карельском перешейке.
Да, царапины на бампере «Семерки» были, так как руки не доходили их закрасить. Месяц назад, выезжая из гаража, Игорь зацепил бампером ржавое ведро с какой засохшей дрянью. Всё было бы ничего, но ведро, прижатое к стенке, оставило глубокие следы на корпусе автомашины, содрав краску до железа. Формально — это ДТП, но, как всем понятно, обычная житейская история, которая не тянет на страховой случай при не полном КАСКО. Сам виноват — сам и ликвидируй, не забавляясь потерей времени на оформление ущерба, поэтому никто и никогда бумажными глупостями не занимается, если автомашина не престижная, а повреждения не носят серьезный характер.
В пятидесяти метрах — через два дачных участка — маячил черный «Ситроен», который по полицейскому протоколу пострадал от ДТП с автомашиной Игоря. И формально, как это было заявлено инспектором — это «скрытие с места ДТП».
Владелец «Ситроена», не имея гаража на садовом участке, всегда оставлял своего железного коня на дачной дороге. Участок у него был угловой, поэтому пятачок на изгибе дороги был, фактически, в его полном владении, как и пять метров зеленого пространства вдоль шести соток, которое относилось к границе садоводства. Особо сильно такая импровизированная автостоянка соседям не мешала, так как по грунтовой дороге вокруг садоводства никто старался не ездить, чтобы не застрять в ямах и колеях от грузовиков, предпочитая использовать благоустроенные внутренние дороги.
Единственная проблема для законопослушных дачников была лишь в том, что каждая линия садоводства при въезде с главной дороги была снабжена мощным шлагбаумом с замком, который каждый раз приходилось открывать ключом. В принципе, это разумная практика в наше беспокойное время, но в то же время — это проблема для забывчивых и для внезапных гостей. Как-то прогулка туда-сюда за ключом не очень способствует приятному настроению, а если идёт дождь, то полный атас!
Рассматривая слегка поцарапанное заднее крыло «Ситроена», Игорь, когда первый раз за этот вечер подошел к «жертве своего ДТП», в недоумении зачесал в затылке. Конечно, пара царапин виднелась на черном корпусе, и даже по высоте совпадали с царапинами на бампере «Семерки», но вот в остальном… только воспаленное воображение или мельком брошенный взгляд издалека могли соединить вместе две слегка пострадавшие автомашины.
«И какого черта я подписывал протокол! Надо было попросить инспектора сравнить царапины на обоих машинах»,— пронеслось в голове у Игоря.
Хи-хи и ха-ха!
Сколько раз твердили, не подписывайте всё то, что вам дают в руки в условиях дикого цейтнота!
Читайте всё!
Мелкий шрифт тоже!
Ваша подпись означает, что вы всё внимательно прочли и согласились с написанным!
Вот так конспективно можно выразить дальнейшие мысли Игоря, когда он злобного захлопнул дачную калитку, а стальной грохот многократным эхом откликнулся в закоулках садоводства. Но дело было сделано, поэтому теперь предстояли хлопоты с рассмотрение дела о ДТП с дознавателем. Понятно, что штраф копеечный — за несоблюдение дистанции на дороге, но вот указание, что Игорь уехал с места аварии тянуло на лишение прав. И не имело значения, что обе пострадавшие автомашины находились на расстоянии пятидесяти метров. Раз в протоколе сказано, что «скрылся с места аварии», то этот факт будет фигурировать во всех процессуальных действиях. А для собственной защиты теперь придется нанимать дорогостоящую независимую экспертизу, которая сможет установить, что царапины на «Ситроене» сделаны не «Семеркой», так как ни один инспектор не будет сомневаться в написанном другим инспектором.
Как там говориться — попала собака в колесо: пищи, но беги.
Как известно, утро вечера разумея, поэтому Игорь не стал продолжать ломать голову над произошедшим, а просто лег в уже остывшую постель, чтобы хоть пару часов подремать перед напряженным рабочим днем.
На первую страницу...

English Russian

Copyright © Валентин Соломенчук
Правовая информация
1999-2023

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика